Женщина, УМЕЮЩАЯ БЫТЬ

1266
Ирина Бахтиярова
Владелица мебельного салона DOMINO

Ирина Бахтиярова – человек, который всегда находится в движении и поиске. Владелица мебельного салона DOMINO гармонично совмещает свои должностные обязанности с прекрасной ролью любящей мамы и жены. Круг ее интересов очень широк.

Кроме семьи и бизнеса в него входят спорт и путешествия, образование и кулинария. Ирина – прекрасный собеседник, с которым можно поговорить на любые темы.

Ирина, расскажите, кто вы по образованию и с чего начинался ваш бизнес.

По первому образованию я бухгалтер, причем получено оно было еще в советское время, то есть достаточно добротное и основательное. Несмотря на то что я давно сама не свожу балансы, оно очень пригодилось мне в жизни и бизнесе.

Начинался наш семейный бизнес более 20 лет назад. Как многие в то время, мы с мужем пробовали заниматься разными вещами: например, привозили сантехнические изделия из украины и сдавали на реализацию в хозяйственные магазины города.

 

Помню, как после разгрузки надо было освободить вагон от горы стружки, которой была для сохранности пересыпана сантехника, ведь коробок для упаковки не было. Сейчас смешно об этом вспоминать, а тогда это был неплохой бизнес и продолжался он лет пять, наверное.

Еще были игрушки из италии: машинки и конструкторы, наборы для малышей и детские кухни. Игрушки были хорошего качества, мы продавали их через свои бутики в торговых центрах.

Был еще проект, участием в котором мы до сих пор гордимся. Возможно, вы помните, как в середине 90‑х в магазинах города появилось мясо индейки местного производства и в большом ассортименте?

Да, я хорошо помню, как холодильники в магазинах были забиты американскими куриными окорочками, – и вдруг появилась индейка, причем не замороженная. Получается, вы и сельским хозяйством занимались?

Не совсем. Мы занимались реализацией готовой продукции по всей стране. Производством занималось молдавско‑израильское СП по израильской технологии. Всё было сделано правильно и масштабно: из Израиля привезли яйца и инкубаторы, линию забоя, разделки и упаковки.

Арендовали фермы для выращивания индюков и холодильники для хранения готовой продукции. Поначалу магазины с осторожностью относились к новому продукту, но уже через месяц от сомнений не осталось и следа.

Объемы продаж были такие, что даже через год после закрытия проекта представитель Green Hills – крупнейшей на тот момент розничной сети, назвал нашу компанию второй после мясокомбината Carmez в списке крупнейших поставщиков мясной продукции. К сожалению, проект был закрыт по независящим от нас причинам.

А как вы начали заниматься мебелью, ведь сегодня это основное ваше направление?

Да, вы правы, хотя у мужа всегда были и другие разные проекты с партнерами: ресторан Domino проработал 10 лет, был магазин компьютеров, а недавно открылся ресторан Complement. Мебелью мы занялись совершенно случайно, хотя в любимом мультфильме моего сына один из героев говорит: «Все случайности неслучайны».

Как‑то мы были в Одессе и заехали на строительный рынок. Там в морских контейнерах продавали всё, что нужно для ремонта, в том числе мебель. Не могу сказать, что мы искали что‑то конкретное, но когда увидели в одном контейнере детские польского производства, то не смогли пройти мимо. Это был 1997 год, наша дочь собиралась идти в первый класс, и мы загорелись желанием привезти ей эту детскую.

Если бы тогда продавец согласился доставить мебель в Кишинев, возможно, сегодня мы занимались бы чем‑то другим. Но он не мог привезти, поэтому мы нашли в Польше фабрику Vox и решили привезти эту детскую сами. Потом поняли, что везти один комплект совершенно невыгодно – и привезли пять разных детских. Вот так всё и началось – 20 лет назад. Кстати, с этой фабрикой мы работаем до сих пор.

Но ведь вы работаете и с другими производителями?

Да, конечно, за эти годы мы успели поработать со многими производителями – из Польши, Румынии, Италии, Испании, Малайзии, Китая. С некоторыми из них работаем до сих пор. Среди основных могу выделить фабрику Vox, про которую уже говорила.

Коллекции Vox разрабатывают известные европейские дизайнеры. Ко всем коллекциям предлагаются искусно подобранные аксессуары. Еще один наш многолетний партнер – фабрика Black Red White (BRW), крупнейший производитель мебели в Польше. Когда‑то мы привозили весь ассортимент этой фабрики, но сегодня продаем только диваны.

«В нашей работе крайне важно доверие клиента.»

Почему?

Дело в том, что компания BRW имеет в России, Белоруссии и Украине свои заводы, где производится массовая корпусная мебель по низким ценам, конкурировать с которыми нет смысла. А вот диваны производятся только в Польше, что гарантирует их высокое качество и надежность.

В последние годы фабрика BRW производит много диванов по специальным заказам для немецкого и скандинавского рынков, что очень положительно сказалось на их дизайне. Нам, как давнему партнеру, фабрика дает возможность делать свой заказ на модели, которых нет в каталоге. Некоторые продвинутые покупатели даже удивляются, почему этих диванов нет на сайте фабрики.

А бывает, что покупатели сомневаются в том, что мебель на самом деле импортная, а не сделана где-то в гараже?

Такое бывает, хотя в последние годы намного реже – всё‑таки репутация салона имеет значение. Мы достаточно известны, участвуем во всех мебельных выставках, проводящихся в стране. Если возникают сомнения в производителе, нам легко всё доказать, ведь вся мебель импортируется напрямую от производителей, без посредников, и у нас есть все необходимые сертификаты.

Еще один наш основной партнер – крупнейший итальянский производитель мягкой мебели Natuzzi. Несколько лет назад компания представила новую линию мягкой мебели Natuzzi Editions, которая сразу пришлась по душе нашим покупателям. У этой компании очень интересная история: ее основал в 1959 году Паскуале Натуцци, который и сегодня стоит у руля компании.

В 2008 году он, как главный стилист Группы Natuzzi, был включен в американский Зал Мебельной Славы. Я восхищаюсь им, он смог превратить небольшую мастерскую из маленького итальянского городка в международную корпорацию с филиалами по всему миру.

А вы встречались с ним лично?

Недавно мы вернулись с конгресса Natuzzi, где я встретилась с господином Натуцци. Такие конгрессы Группа Natuzzi проводит для своих дилеров два раза в год – весной и осенью. Там представляют новые модели, новые кожи и ткани, обсуждают маркетинговую концепцию и просто хорошо проводят время.

Конгресс проходит в маленьком городке Сантерамо, в главном шоу‑руме Natuzzi, где все свои, хотя и говорят на разных языках. А еще это итальянская провинция Апулия, где пекут превосходный хлеб, производят замечательное вино Primitivo, и любой ужин в маленьком местном ресторанчике становится кулинарным праздником. Я с каждого конгресса привожу много фото новых блюд и несколько новых рецептов.

Из этих слов я делаю вывод, что вы любите готовить.

Люблю готовить, люблю собирать интересные рецепты и пробовать их воспроизводить, когда есть время. Еще люблю, когда вся семья собирается дома за круглым столом, хотя это случается не так часто, как хотелось бы. Кстати, мой муж хорошо готовит, и часто именно он накрывает стол в обычные дни. Конечно, по праздникам выпечка и десерты за мной.

Как сочетаются семья и бизнес, даже если он семейный?

Иногда я тоже задаю себе этот вопрос. Я хочу быть хорошей мамой, хорошей женой и хорошей business‑woman. Думаю, во мне осталось что‑то от советских мам, которые всё успевали и не задумывались над тем, как это у них получается. Наверное, я научилась правильно формировать свой график.

«Я хочу быть хорошей мамой, хорошей женой и хорошей business-woman.»

Расскажите немного о детях.

У нас трое детей, старшая дочь – Александра, ей 26 лет. Она закончила СПБГУ по специальности «теория и практика межкультурной коммуникации», живет и работает в Санкт‑Петербурге. Несколько раз в год приезжает погостить домой, иногда получается летом отдохнуть вместе.

Причем больше всего этой встречи, мне кажется, ждут ее младшие братья. У нас еще двое сыновей: Ян – 15 лет, учится в 9‑м классе, и Арсений – 4,5 года. Они очень похожи внешне, но совершенно разные по характеру. Когда остаются дома одни, младший требует, чтобы его назначили главным. Они очень хорошие мальчики, хотя, наверное, все мамы так говорят.

Получается, разница между детьми 11 лет?

Всё верно, разница получилась в 11 лет, а между старшей дочерью и младшим сыном – 22 года, причем он родился, когда она уже жила в Питере. Он всегда радуется, когда она приезжает, но сначала не мог понять, почему это у нее есть своя комната в доме.

Очень смешно было наблюдать, как они спорили об этом, и Саша ему доказывала, что это и ее дом тоже. Арсений никому не уступает, даже папе, которого слушается больше всех. Поэтому муж старается с ним не спорить, а объяснить, убедить или отвлечь чем‑то.

Расскажите о муже, ведь работать вместе наверняка не просто?

Мой муж – Ефим Бронфман – поддерживает меня, вселяет уверенность, и в сложных ситуациях, даже не связанных с бизнесом, я к нему первому обращаюсь за советом. В работе с близким человеком есть как плюсы, так и минусы. С одной стороны – полное доверие и никаких секретов, общие цели и задачи.

С другой – стертые границы между офисом и домом, и проблемы с работы иногда тянутся в семью. Причем муж, как человек спокойный и уравновешенный, говорит мне: «давай отложим это до завтра…» Но мне не хватает терпения, и даже если соглашаюсь, через 10 минут возвращаюсь к тому же вопросу.  Я человек импульсивный, хочу решить всё сразу, здесь и сейчас. Понимаю, что не всегда это возможно, что иногда надо подождать, что можно допустить ошибку, но…

Хотя иногда мои спонтанные решения, основанные на интуиции, помогают принять правильные решения там, где обычная логика бессильна. И у мужа, который как раз чаще опирается на логику, хватает мудрости это признать. Кстати, своим вторым образованием я обязана мужу… и своему характеру.

Второе образование у вас – английский язык. Довольно странно в наши дни, если, конечно, не работаешь переводчиком или учителем. Почему английский?

Ну во‑первых, я получила его почти 20 лет назад, а во‑вторых, большое заблуждение думать, что даже сегодня, в результате общения, с помощью Google, можно качественно выучить правильный английский язык. Я подчеркиваю – именно английский, а не тот сленг, на котором говорит большинство. После обычной советской школы я имела, конечно, небольшой запас, которого хватало на примитивное общение в отпуске.

Муж, который закончил английскую школу, говорил, а главное, чувствовал себя гораздо свободнее. Он говорил мне: «Не стесняйся, тебя все равно поймут». Но это было не в моем характере, я чувствовала себя некомфортно, а когда начались бизнес‑контакты, переписка и переговоры, я решила – всё, иду учиться!

Я выбрала не курсы, а полноценное образование в государственном университете, о чем ни разу не пожалела. Пришлось очень непросто, ведь в процессе учебы я родила второго ребенка и без помощи мужа не справилась бы. Понимаете, там нам давали не только словарный запас и разговорный язык, но и грамматику, бизнес‑переписку и даже бизнес‑этикет.

Поверьте, что носители языка чувствуют разницу. Правда, есть и обратный эффект – теперь муж смеется: «С твоим правильным английским тебя не все понимают». Мой педагог по английскому языку, профессор Т.Матей говорила: «Вы учите, как правильно, как неправильно – всегда научитесь».

Я с ней полностью согласна и очень ей благодарна. Кстати, мой английский повлиял и на распределение обязанностей в бизнесе, и помог определиться дочери при выборе уже ее образования. Теперь я основной переводчик на фирме, и муж не только это не оспаривает, а с удовольствием пользуется.

Ни за что не поверю, что с вашим характером и любовью к кулинарии, вы остаетесь в стороне от ресторана и не принимаете никакого участия.

Вы правы, я человек неравнодушный, тем более когда это касается моей семьи, и я реально могу помочь. Но кулинарии я действительно не касалась, только наслаждаюсь результатами превосходной работы команды молодых талантливых поваров.

А помогаю я с переводом меню на английский и, по мере возможности, участвую в продвижении страницы в социальных сетях. Ну и, конечно, привожу друзей и по работе назначаю встречи в ресторане Сomplement.

Откуда пришло название ресторана – Complement?

Когда открылся ресторан, приходилось объяснять, что название происходит не от слова «комплимент», означающего любезные и приятные слова, а от слова «комплемент» – дополнение к чему‑то. То есть когда гость берет что‑то из основных блюд, ему дополнительно приносят «комплементы» от ресторана.

Полное название ресторана Сomplement Spread on the bread — то есть всё, что можно намазать на хлеб. В нашем ресторане это различные икры из овощей и рыбы, больше 10 видов. Каждый день подают разные «комплементы». В общем, всего не расскажешь, это надо пробовать, не пожалеете!

Магазин DOMINO – семейный бизнес. Кто за что отвечает?

Каких‑то строгих разграничений нет, потому что нельзя одному человеку заниматься всем. Но в магазине я нахожусь каждый день, работаю с персоналом. Покупатель сильно изменился, он стал более требовательным, ему нужно доказать, что именно этот товар тот, который ему нужен.

Причем делать это следует очень деликатно и ненавязчиво. Принимает сотрудников на работу муж, проводит собеседования, объясняет должностные обязанности. Потом уже я принимаю участие в обучении консультантов, хотя за последние лет пять это было, по‑моему, только один раз.

Я занимаюсь также расстановкой мебели в салоне, заказами новых коллекций и, конечно, перепиской с поставщиками. Еще я принимаю участие в рекламе и ведении страниц в социальных сетях.

«Мечты должны быть — они делают людей лучше.»

Бывают ли недовольные покупатели и как вы решаете их проблемы?

Ни один бизнес не обходится без недовольных клиентов, во всяком случае я таких не знаю. Ошибки и просчеты случаются у всех, главное – как их решать. Мы стараемся это делать оперативно и так, чтобы покупатели остались довольны результатом.

Хотя с расхожей фразой «клиент всегда прав» я не совсем согласна. Клиенты такие же люди, как и все остальные, поэтому встречаются и корыстные, и не совсем адекватные…

Но, тем не менее, это наша работа, и мы стараемся находить общий язык со всеми. А вообще мы любим, ценим и уважаем наших покупателей. Очень приятно, когда люди возвращаются вновь и вновь, бывает даже, что с детьми и внуками.

Принято ли у нас дарить мебель, например, ко дню рождения или к Новому году?

Такие подарки случаются, но, как правило, мебель дарят родители детям или наоборот, в общем – очень близкие люди. И это на самом деле во всех отношениях очень нужный, ценный и запоминающийся подарок.

Это что касается крупных и дорогих покупок: диван, спальня, столовая или детская. А еще у нас есть много интересных аксессуаров и предметов интерьера: лампы, часы, вазы, фигурки, ковры и многое другое. Вот эти приятные мелочи охотно дарят на день рождения, новоселье и, конечно, на Новый год.

Новый год для вас семейный праздник?

Обязательно. У нас есть даже свои предновогодние традиции: 30 января мы делаем пельмени по рецепту моей бабушки. Причем пельмени лепятся без каких‑то стаканчиков или формочек – только руками, раскатывается каждый кусочек теста. мы не готовим очень много, любим легкие и интересные по рецептуре блюда.

Наши друзья из разных стран делятся с нами рецептами. Один из новых – суфле из лука порея. Звучит немного пугающе, но на самом деле это очень нежное блюдо. Могу поделиться рецептом. Ну а Новый год – это семья, елка, бокал шампанского, много нежности и добрых пожеланий.

Планы и мечты – это не всегда одно и то же. Каковы ваши мечты?

Когда есть какие‑то мечты, они должны оставаться с тобой. Их нельзя раскрывать, о них нельзя кричать. Но если их нет, то не будет и должного успеха. Мечты должны присутствовать – они делают людей лучше, заставляют действовать. Хорошо, что они у меня есть. Из того что можно озвучить: я хочу, чтобы все были здоровы, хочу, чтобы в стране было всё хорошо. У нас замечательные люди, замечательная страна.

Text: Anna Vetrova