Виорел Скакевич: Истинный облик комфорта

Мебель для дома отражает черты характера хозяев, офисная мебель рассказывает о деятельности фирмы, о состоятельности и вкусах ее владельцев.

241
Виорел Скакевич
Виорел Скакевич
генеральный директор мебельной компании Deximob

При всем изобилии мебели на молдавском рынке, всегда теряешься, потому что спотыкаешься о вечно всплывающую константу – «качество-цена», которые как две чаши весов стараются друг друга перевесить. Но значимый перевес в одну или другую сторону крайне нежелателен для покупателя.

Как быть и с кем посоветоваться? Покупать что‑то готовое или всё‑таки делать мебель на заказ? Готовое – проще, заказное – интереснее.

Чтобы провести небольшой ликбез, пригласим к разговору эксперта в этой сфере — генерального директора мебельной компании Deximob Виорела Скакевича. Его путь к нынешнему статусу был не прост, и он знает, о чем говорит.

Виорел, ваш путь к нынешней профессии и статусу был проложен с юности или к нему пришлось пробираться через тернии?

Это как посмотреть. В 1993 году я получил профессию автослесаря, но она мне никогда не нравилась. Просто в те непростые годы надо было получить какую-то специальность. После колледжа отслужил в армии, а в 1996 году устроился на работу в магазин Domus Italia. Сначала работал начальником склада, параллельно мы занимались сборкой, готовили выставочный зал. Тогда-то и проявилась первая симпатия к мебельному ремеслу. Кроме того, мой дедушка был мебельщиком, мог в своей мастерской сотворить из дерева всё что угодно. Так что судьба в кризисные годы очень правильно определила меня на мебельный склад.

Но мебельный бизнес в Молдове вы основали лишь 10 лет спустя. Почему так долго?

С 1997 года я жил и работал в Греции. Случайно устроился на ювелирную фабрику, где украдкой пришлось «воровать» знания у мастеров, поскольку учить своему ремеслу они не хотели. Потом я начал создавать дизайн-проекты для выставок, в результате чего объем продаж возрос в 3 раза.

Deximob

Профессия ювелира в будущем пригодилась?

Я всегда приглядываюсь к мелочам, которые могут испортить всю композицию.

Но в итоге ювелиром вы не стали…

Я посчитал, что мое мастерство и интеллектуальные вложения недостаточно оценены. Устроился на мебельную фабрику, потом предложил владельцам привозить мебель из Италии, они заинтересовались – и дело пошло. В центре Афин в конце 1999 года был открыт большой магазин, оборудовать который было поручено мне. Тогда при греческой фирме мне предложили создать две команды по сборке кухонной мебели. Это уже была относительная свобода, в том числе и финансовая. Потом я решил заняться и производством, благо бывшие владельцы предоставили в мое распоряжение фабрику, без всякой аренды.

Если дела так хорошо складывались, не жалко ли было покидать Грецию?

Если честно, то какое-то время я жалел, что уехал из Греции. Но возврата уже не было, решение было принято, а решений я не меняю. Я приехал в Кишинев в 2005 году, после почти 10-летнего отсутствия. Многое изменилось, многое было непонятным. Когда я увидел, какую мебель здесь делают, то понял, что умею делать гораздо лучше. В Молдову я вернулся с большим опытом работы в этой сфере. В 2006 году открыл свою фирму. Начинали с производственной площади в 100 квадратных метров, теперь у нас уже 1300 квадратов.

Естественно, было очень тяжело?

Тяжело было первые два года. Было вложено много денег, а в 2008‑м грянул экономический кризис. Но мы выстояли. Мы поставили перед собой цель – производить мебель высшего качества. Причем цены по отношению к качеству у нас средние. В Греции такая мебель стоила бы на 30‑40 % дороже. С учетом того что там дешевле материалы, мы выигрывали бы значительно больше. Всё сырье для производства мы импортируем, так как качество нашего леса нас не устраивает.

Кто ваши заказчики?

Во-первых, мы плодотворно работаем с юридическими лицами. Это торговые центры Atrium, Jumbo, Sun City. В списке наших клиентов престижные отели, различные фирмы, которым нужна современная и оригинальная офисная мебель. Есть и индивидуальные заказчики.

Вы работаете только с деревом?

У нас разное сырье – стекло, зеркала, ламинированная ДСП, МДФ – прессованное дерево, и т.д. МДФ в эксплуатации лучше, чем дерево, потому что это мертвое дерево, которое более надежно.

А если человек хочет, чтобы у него была мебель, которая «дышит»?

Мы всегда объясняем заказчику разницу. Дерево, с которым не будет неприятных сюрпризов, должно сушиться около 7 лет – тогда из него получится мебель высокого качества. Однако и стоит такая мебель соответственно. У нас на складе уже шестой год высушивается 12 кубов древесины. Через год ее можно запустить в производство – и это будет мебель на века: она не коробится, не впитывает в себя влагу, не дает трещин.

Дизайнерские проекты создаете сами?

У нас свои дизайнеры, но если мы пользуемся чужим дизайном, то всё равно всё просчитываем. Дизайнеры – люди творческие. Они создают красоту на бумаге, чтобы клиент мог увидеть интерьер своего будущего дома или офиса. Наш дизайнер-технолог просчитывает, как эти воздушные мечты воплотить в реальность.

мебель

Клиент иногда хочет, чтобы определенный тип мебели был помещен в пространство, которое ей совершенно не подходит по освещению или площади помещения. Вы предлагаете клиентам свое видение меблированного пространства?

Мы всегда даем рекомендации и советы. Клиент что-то увидел в журнале или по телевизору и хочет воплотить эту идею в реальность, но как это сделать – не представляет. Мы предлагаем свое видение, создаем проект в компьютерном варианте и согласуем с заказчиком. При этом клиент должен понимать, что это создается не на год два… Поэтому я всегда повторяю, что мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи.

На какой срок дается гарантия?

На два года. Если что-то вышло из строя, даже не по нашей вине, мы всегда это исправляем. Но такое бывает крайне редко.

Сколько человек у вас работает?

Около 25 человек, получающих гарантированную зарплату. Это специалисты, которые уже знакомы с мебельным производством, хотя даже профессионалам порой приходится перестраиваться под наш стиль работы, под наши технологии.

Как вы относитесь к конкуренции?

Фирм, которые могут делать хорошую мебель и конкурировать с нами, – не много. Проблема рынка мебели – это частные лица, которые предлагают относительно недорогую продукцию, собранную где‑то в гаражах. Теряет и государство, в казну которого не поступают налоги, теряют и клиенты, которые обращают внимание на цену и не обращают внимания на качество. Так называемые «гаражники» не могут дать клиенту гарантию, хотя бы потому, что не заключают контрактов. Они не используют материалы, которые использует фабрика, потому что у них элементарно нет необходимого оборудования и поставщиков.

Но покупателям на самом деле тяжело ориентироваться на рынке мебели. С одной стороны, хочется, чтобы мебель была качественной, и они понимают, что она не может быть дешевой. С другой стороны, не хочется переплачивать. Как быть?

На рынке Молдовы мебель стоит очень дешево. Что означает мебель на заказ для стран Европы и России? Это означает, что над этим экземпляром работают несколько человек. Приведу более понятный пример. Автомобильный завод разрабатывает новую марку машины. В процессе участвуют дизайнеры, механики, технологи, инженеры и еще масса специалистов. В итоге они создают новую модель, так называемый прототип, который стоит немыслимых денег.

Все остальные машины, созданные по этому прототипу, будут дешевле. И чем больше машин, тем их себестоимость ниже. Так же и в нашем бизнесе. Мебель, сделанная на заказ, – это дорогой прототип. Но массового производства нет. Если бы мы продавали мебель в Европе, она стоила бы в 4-5 раз дороже, потому что там ценится эксклюзив, а не штамповка.

кухня

Модные предложения

Я хочу реализовать две линии проектов. Одна так и будет называться – «Линия», а вторая – «Куб». Такой мебели у нас в Молдове нет, и не думаю, что кто‑то будет ее делать, поскольку создавать ее сложно. Она основана на геометрии и минимализме. Большую часть проектов мы представим в электронном виде и несколько вариантов – в наглядном.

Планы на будущее

Моя мечта – открыть большую фабрику. В следующем году я планирую выйти на европейский рынок. Начну с участия в международных выставках. Уже сейчас мы отправляем мебель в Румынию. В следующем году планируем изготавливать дорогую, качественную мягкую мебель. Будет много ручной работы с особой технологией, каркас обязательно будет деревянным, — сейчас внутри используют какие угодно материалы, потому что их не видно. Мы ориентируемся на качество итальянской мебели, и по многим позициям мы не хуже, а где-то даже и лучше итальянских производителей.